Понедельник, 21.05.2018
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Заметки, весёлые и не очень (оглавление)

Кафедральные баллады и деканатские песни

Как раньше диссертации делали

Училась с нами в аспирантуре одна милая барышня, назову её Ирой. Занималась пресноводным зоопланктоном. Подолгу считала его под микроскопом в специальной камере. Проблема в том, что при этом глаз нельзя отрывать от окуляра микроскопа ни на секунду, пока вся проба не будет просмотрена. Иначе тут же собьёшься, сосчитанные водные козявки перемешаются с ещё не считанными, и начинай всё сначала. Так что – ни глазу дать отдохнуть, ни покурить, ни поесть, ни ещё куда сходить, сиди и считай непрерывно. Иногда – по многу часов подряд. Коллеги уж работу закончили, отправились веселиться, или просто по домам пошли, а ты знай сиди и считай, считай, считай… Неполезное это занятие. Способствует развитию неврозов и разных других расстройств, которые у Иры и не замедлили объявиться.

Что-либо считать – постепенно стало смыслом и способом её жизни. Она считала трещины на асфальте, встречных прохожих, машины... Как-то раз спустились мы компанией в метро, сели в вагон. Стоим, беседуем. Одна Ира в разговоре не участвует, что-то тихо бормочет, зыркает глазами на соседей… Мы уж понимаем: опять что-то считает. Глядим, сосредоточенно обходит стоящего рядом офицера, внимательно его осматривает, выбирается в тыл. Нагибается, уставившись ему в задницу, и так замирает. Военный давно уж искоса, настороженно следит за её действиями, а тут резко оборачивается и сурово спрашивает, чего ей, собственно, надо. Ира же, не разгибаясь, смущённо отвечает ему: извините, мол, надо мне Ваши пуговицы на шинели сосчитать, я уж почти закончила, а тут, оказывается, их ещё сзади внизу много…

Помнится, ехать с нами в Кавголово кататься на лыжах – наотрез отказалась. Нет, говорит, ребята, это для меня слишком быстро. Я, мол, ёлки считать не успеваю…

Конец у этой истории относительно хороший. Хороший - потому, что Ира защитила свою диссертацию и ёлки считать перестала. Лишь относительно же он хорош - потому, что в целом-то конец истории о советской науке общеизвестен.

Когнитивный диссонанс

Довелось мне недавно попасть на Кижи в компании коллег, нескольких профессоров, гидроэкологов и гидротехников. Экскурсию проводила милая барышня, судя по всему, студентка-гуманитарий, как мне показалось – филоложка. И угораздило же её в рассуждениях о местной архитектуре упомянуть золотое сечение, о котором слышала от заезжего архитектора. Ох, лучше бы она этого не делала... Тут такое началось! Как говорится, "на Кислярского набросились все".

От неё тут же потребовали определения и точной формулировки. Совсем девчонку заклевали. Она же, вместо того чтобы признать, что про невесть где услышанное сечение это ввернула просто для понта, без понимания, или же попросту послать приставучих учёных мужей – начала было по студенческой привычке маневрировать. Уводить в более общие области. Причём в сугубо гуманитарном стиле. Закатила глаза и начала нараспев, задушевно впаривать, как растворено это самое золотое сечение тут в каждой былиночке, травиночке и букашечке и как буквально дышит им вся прекрасная карельская природа. Ну, тут техническая и естественнонаучная профессура ваще от возмущения буквально задохнулась. И вынесла суровый вердикт: низачот! Идите учить!

После чего девчонка стряхнула наконец наваждение. И звонко заявила своим заушателям, что никакого зачёта ей и не надо! Это, конечно, повергло их в лёгкий ступор. Осознать, что зачёт не нужен – такое преподу действительно не просто. Но пришлось. После чего ошалелые профессора с экскурсоводом расстались – с коллективным ощущением некоторого смутного неудобства, модного сейчас когнитивного такого панимаш диссонанса.

Вакансия для доктора

В 1996 г., в возрасте 36 лет, защитил я докторскую диссертацию, вопреки воле моего непосредственного начальства. Ещё бы – как можно такому молодому претендовать на докторскую степень, не будучи ни сыном начальника, ни блюдолизом, ни нуворишем. Соответственно, буквально через несколько дней после успешной защиты попал я под сокращение штатов.

Стал, значит, работу искать. Ноги снашивал до основания - а не берут никуда, только в пирамиды зазывают. Ну, девяносто шестой - все помнят, что это за времена были. Куда ни ткнусь - везде сочувствуют, вежливо отказывают и сами тоже ждут сокращения штатов.

И вот порекомендовали мне знакомые одну платную контору по трудоустройству. Мол, их родственнику там быстро хорошую работу подыскали, за буквально символическую плату. Прихожу я туда, рассказываю свою историю. Слушают внимательно, ахают, вопросы задают. Ну, говорят, молодому свежезащитившемуся-то доктору мы сейчас живенько кучу вариантов найдём. Взяли у меня адрес, обещали немедленно приступить к анализу ситуации и предупредили: предложений наверняка будет очень много, поэтому пришлют подборку не письмом, а бандеролью, а то и, глядишь, здоровенной посылкой.

И надолго исчезли: не звонят, посылок не шлют... Наконец, звонок. Извиняются, с какой-то странной интонацией сообщают, что все подходящие варианты, которые удалось для меня найти, таки поместились именно в письмо, которое мне и высылается.

Письмо это оказалось тонюсеньким. Внутри конверта нашёл я единственный листок. Это была подробная инструкция, как мне можно побыстрее пробраться за границу, чтобы вступить в Иностранный легион.

Дело Фурсинки живёт и побеждает

Был такой предок человека Homo habilis - "человек умелый" (кто его относит к поздним австралопитекам, кто - к более поздним гоминидам). Понятное дело, на обезьяну он был сильно похож.

Как-то раз проводил у нас в Герценке собрание московский методист. Пояснял он нам, преподам, что, как учит великий Фурсенко, теперь нужно не вкладывать знания, не заставлять мыслить, а только прививать полезные навыки и готовить квалифицированного потребителя. Я значицца и говорю ехидно с места: "то есть теперь у нас новая установка - на воспитание "человека умелого"?

И методист сильно обрадовался: "да, да! Вот! Очень подходящий термин!"

Юный дружок

Общеизвестно, что студенты обычно стараются "скачать" реферат на заданную тему из Интернета. Я, конечно, не против такого использования сети. Но только в том случае, если ты делаешь реферат, пользуясь разными источниками информации, в том числе и сетевыми ресурсами, а затем все это творчески обобщаешь. Бери сведения хоть из традиционно изданной литературы, хоть из Интернета, только не забывай при этом ссылаться на авторов и на первоисточники – книгу, журнал, сайт... К сожалению, обычно студент предпочитает не сравнительный анализ разных данных, а примитивный плагиат – найти что-нибудь готовое, более или менее подходящее по теме, да и подсунуть это под своим именем. Иногда – даже толком не ознакомившись с трофеем. Отсюда – много курьезов.

Помнится, недавно принес мне студент реферат. Глаза – ясные, честные. Сам, говорит, всё написал, уж так старался…. Открываю. А начало там – примерно такое: "Ну что, мой юный дружок, как ты уже догадался, речь у нас с тобой сейчас пойдет об экологии". Это мне, стало быть…

Идеальный газ

Рассказал знакомый философ из МГУ, Виктор Горбатов:

"На кандидатском (!) экзамене по истории и философии науки разговор идет об абстракциях и идеализациях в научном познании. Аспирант упрямо трактует "идеальное" как "очень хорошее".

- Приведите пример научной идеализации.

- Не могу...

- Ну вспомните, например, что такое "идеальный газ".

- Это, наверное, очень хороший газ. Его можно задорого продать."

Комплимент

Как-то раз заявился вдруг ко мне неизвестный студент с уже готовой, престраннейшей "курсовой работой", как он сам её назвал. И потребовал её тут же принять и зачесть. Я из любопытства пролистал эту рукопись - бессвязный бред на нескольких грязноватых листках, исписанных крупными каракулями. На вопрос мой, кто давал ему задание на эту "курсовую", парень невозмутимо ответил, что никто. Сам он себе тему придумал - и сам же её воплотил в жизнь.

Я помолчал, дивясь разнообразным превратностям преподской судьбы, да и говорю: а знаете, у меня к Вам один-единственный вопрос - почему я? Вот почему именно мне Вы этот манускрипт решили принести-то? Чем я перед судьбой так провинился?

Тут паренёк оглядел меня неодобрительно, если не брезгливо, и тоскливо так протянул: "так больше же некому... остальные-то ещё хуже..."

Надбавка

В Древнейшем-первейшем заведении ввели стимулирующие надбавки, зависящие от соотношения учёной степени и возраста препода. Были предусмотрены разные комбинации, за которые полагались разные доплаты. Фигурировали такие сочетания, как "кандидат наук возрастом до 40 лет", "от 40 до 50", "старше 50", "доктор наук возрастом до 50 лет", "от 50 до 60", "старше 60". Чем моложе обладатель степени - тем больше ему доплачивают. И я задумался. Было мне тогда 38 лет. Стало быть, я - доктор моложе 50, с самой большой надбавкой. Это ладно. Но ведь и кандидатской-то степени меня притом никто не лишал. Могу и диплом показать. Значит, что же, я попадаю ещё и в категорию "кандидат до 40"? Логично. Тогда мне автоматически ещё и такая надбавка положена, штоле?

Поделился своими соображениями с коллегами на кафедре. Чем поверг их в мрачную задумчивость. После тягостной паузы общее мнение академично сформулировал один доцент. Он высказался так:

- Да так ты, сцуко, ещё и студенческую стипендию захочешь получать, ...!

Зарвавшиеся преподы

Меня что искренне поражает, это вот такое новшество последних лет: если уж студент соизволяет милостиво заявицца на экзамен, то уж он уверен, что путь его потрясенный таким великодушием препод должен устлать цветами, самого триумфатора осыпать розовыми лепестками, да и вообще проникнуцца оказанной ему, преподу, любезностью. И не задавать дурацких бестактных вопросов, а сразу же преподносить законно причитающуюся пятерку.

Мне так один мальчег и сказал довольно вызывающим тоном, развалясь на стуле и шариковски ухмыляясь: а чойта Вы, мол, типа тут меня прям как бы допрашиваете? ("Уж больно вы меня ущемляете, папаша").

Завидев обыденную процедуру мирного экзаменационного собеседования, полгруппы разом устремляется к выходу: ужос, халява не катит, издевательство какое!

Спор

С женщинами я давно уже не спорю. И впредь не собираюсь. И вам не советую. Хватит, поспорил уже однажды. И не просто с женщиной, а со своей же аспиранткой. Красивой голубоглазой блондинкой. И не просто поспорил, а на пиво. Прямо скажу: ничего хорошего из этого не вышло. А ведь как всё заманчиво начиналось...

Она же прямо сама нарывалась. Непреклонно, азартно утверждала какую-то ерунду, которую можно было тут же легко и полностью опровергнуть, едва заглянув в интернет. Требовала при этом материального залога. Хотя бы символического, в виде пива. А то меня, видите ли, надо проучить, чтобы я впредь не говорил ерунды так уверенно. Я и спорить-то при таком раскладе не хотел. Это же было неинтересно. И совершенно не спортивно. Но в итоге решил всё же принять пари. И даже демонстративно выпить потом это пиво. Исключительно в воспитательных целях. И мы поспорили.

Ну и, конечно же, этот дурацкий спор разрешился мгновенно. Стоило нам заглянуть в первый же словарь, как истина восторжествовала. Удивило-то другое. Как справедливо заметил Ломброзо, женщина своего поражения или вины не признаёт никогда, будь это хоть трижды очевидно. А тут, наоборот, проигрыш был аспиранткою легко и безоговорочно признан. Это меня порадовало. А после занятий двинули мы, значит, в магазин, мне за пивом. Благо и идти недалеко, от силы минут пять-десять.

Подходим уже, весело беседуем, я посмеиваюсь, трофейное пиво предвкушаю. И тут меня барышня с невиннейшим видом спрашивает: а помню ли я, собственно, о чём мы поспорили? Ну, я удивился короткой девичьей памяти, напомнил. А она – с ещё более безмятежным выражением: ну и чем дело кончилось? Я слегка оторопел: как же так, мол, дело-то только что было! Проиграла ты мне! Сама признала. Давай уже пошли мне пиво покупать.

Аспирантка же, однако, к кассе не спешит, а на красивом голубом глазу мне отвечает: да? а мне вот запомнилось, что вроде я выиграла... надо же. Я аж задохнулся. А она мило так продолжает: то есть ситуация непонятная какая-то, спорная, да?

Я аж поперхнулся и через силу выдавил: да что же, ёлки-палки, спорного-то в ней? А?! Что происходит ваще? Ты это, того... Пиво давай! А девушка непроницаемо, лучезарно мне улыбается и так же благожелательно продолжает: а раз ситуация у нас выходит такая спорная, надо поступить так, как на экзаменах принято. То есть – любой спорный ответ трактовать в пользу студента. То есть аспирантки. То есть меня. То есть купить мне пиво. А пиво я люблю дорогое. Вооон то хочу...

В общем, кончилось всё тем, что пиво я купил и с женщинами спорить зарёкся. И вам, друзья, не советую.

Воющий шар

Довелось мне, как преподу, поработать одно время по так называемой программе "школа-вуз" - проще говоря, профориентация и агитация школьников. Замечу, в далеко не худшем районе СПб. Обходил я школы, встречался с директорами, выступал перед учениками. Детишки оставили впечатление, как бы это сказать... маловменяемых, что ли. Особо запомнился какой-то истерично ревущий, визжащий ком из их тел, катившийся по коридору на манер "перекати-поля", но несравненно быстрее. Ударившись об меня, жуткий шар с воем развалился, тут же собрался вновь, вроде фрагментов раздолбанного жидкометаллического терминатора, и покатился себе дальше. В первый момент я просто опешил, а затем вспомнил знаменитую механическую тучу в "Непобедимом" у Лема - ожившее злобное скопление примитивных элементов. И это ещё когда было-то... С тех пор ситуация в школах несоизмеримо ухудшилась.

Так что школьные учителя у меня прям какое-то благоговение вызывают, я бы и получаса там не выдержал.

Каждая муха - вертолёт. Памяти вузовской обслуги

Одна знакомая говорила: "каждая муха - вертолёт".

Вот сколько я ни менял НИИ и вузы, везде было одно и то же. Обслуга была исключительно наглой и распущенной. Особенно выделялась бухгалтерия.

Юным лаборантом был я послан в бухгалтерию. В кабинете восседал грузный важный хряк, который не удостоил меня ни звуковым ответом на учтивое приветствие, ни хотя бы движением какой-либо мышцы своего рыла. Безответным осталось и повторное моё обращение. Что ж, развернулся я, ушёл и доложил завлабу, что поручение выполнить не могу, т.к. в бухгалтерии засел какой-то напыщенный хам. Задохнувшись от ужаса, заведующая пояснила, что это не напыщенный хам, а целый главбух. На что я резонно ответил, что главбух, как показывает практика, вполне может быть напыщенным хамом...

Первое моё впечатление от посещения бухгалтерии горного свежо до сих пор. Когда я подошёл к заветной двери, она сама распахнулась мне навстречу, и оттуда, согнувшись, с неправдоподобной скоростью вылетела какая-то тщедушная преподавательница. Оказалось, ускорение ей придала коленом под зад (sic!) могучая бухгалтерша. Меня она откровенно осмотрела с ног до гловы. Явно прикидывая, можно ли подвергнуть меня аналогичной процедуре. Решила, что лучше всё же не стоит пробовать. И лишь тогда снизошла до реплики: "ОБЕД У НАС!! О-Б-Е-Д!!!".

Впрочем, из песни слова не выкинешь - не могу не упомянуть, как однажды бухгалтерия и канцелярия горного резко и чудесно преобразились и похорошели. Это произошло, когда типо учившаяся у нас дочь папега позвонила начальнице канцелярии, дабы задать какой-то мелкий вопрос. Матёрая начканц, услышав девичий голос, решила, что такой наглости набралась некая обычная студентка, и рефлекторно рявкнула в ответ матом. Минуты через три она уже не была начканцем, а её шестёрок вздрючили так, чтот они месяца два потом разговарвали с преподами более или менее вежливо. И это - единственное исключение на моей памяти, незначительная аномалия в пространстве и времени.

В Герценке расчётчица, в очередной раз ошибившись при начислении зарплаты коллеге -профессору (в скобках замечу, что ошибалась она каким-то роковым образом всегда именно в ущерб работнику), в ответ на его несмелую претензию проорала буквально следующее: "Достал!!! Это Ваши деньги - вот Вы за ними и следите!"

Продолжать можно до бесконечности. Это, по моим впечатлениям, до такой степени вузовская норма, что, придя на нынешнее место работы, я долго привыкал к вежливости бухгалтерии и подсознательно стремился понять, в чём подвох... А потом - привык. Причём настолько, что, зайдя летом за гонораром в один вуз, где у меня была дипломница, снова искренне удивился кассирскому спонтанному, нелепому, густопсовому хамству.

Всё относительно

Работал я когда-то в горном институте профессором. И были у меня, соответственно, аспиранты. В том числе и самая толковая, симпатичная и любимая аспирантка - по фамилии Максимова. К тому времени, как её обучение в аспирантуре закончилось, как раз выгнали из горного института и меня. И мы с Максимовой дружно ушли преподавать в другой вуз. Я - опять профессором, а Максимова - ассистенткой.

Попреподавали мы, попреподавали, значицца, и что-то стало нас это дело всё больше тяготить. Да и то сказать: в вузы принимать стали всех подряд; учиться детишки совсем перестали, а многие и просто не могли; платят преподу - известное дело, негусто; высшее образование методично разваливается.... Всё одно к одному.

В общем, как более умная, молодая и энергичная, Максимова сориентировалась первой. И ушла работать в коммерческую организацию - заниматься прикладной экологией. Я же, как более старый, изношенный и инертный, соответственно, раскачивался и противился судьбе дольше. Созрел для такого решения только через год. И пришёл работать в ту же фирму, где трудилась Максимова.

И тут уже расклад вышел иной. Максимова-то была уже опытным специалистом, а мне пришлось многому учиться заново. И нередко теперь уже мне доводилось просить у неё совета, а то и помощи. На что ехидная Максимова однажды отреагировала так:

- (с хитринкой) Так что же это у нас получается?

- (гордо) Теперь, стало быть, я - профессор!

Пауза

- (торжествующе) А ты - Максимова!!

P.S. (Так мы до сих пор там и работаем. То я оказываюсь профессором, то она).

Мешок и трубка

Дело было на зачете по физиологии человека (читается такой предмет для некоторых специальностей). Диалог преподавателя (П) со студенткой (С) входит в характерную фазу:

П.: … Ну, ладно, если всё это для Вас – слишком сложно… Тогда расскажите, пожалуйста, хотя бы примерно, как устроена дыхательная система человека.

С.: Чё?!!

П.: Дыхательная система!

С.: Это как?

П.: Ну, по порядку: вот Вы дышите.

С.: Ну?

П.: Так. Делаете вдох. И куда поступает вдыхаемый Вами воздух?

С.: (задумчиво) : Так, эта… Типа… В нос?

П.: Замечательно! А дальше?

С.: Чё?

П.: Дальше-то, по каким путям он идёт и куда?

С.: ???

П.: Попробуем с другого конца. Где кислород из воздуха переходит в кровь? В каком органе?

С.: ???

П.: Ну…

С.: (тужится): Ну… Типа… Как бы…

П.: Ну… На "Л"… "Л"…! Ну? "ЛЁ"…! Ну? Лёгкое! Слышали о таком?!

С.: Ну, типа, да…

П.: Сколько у Вас этих самых легких?

С.: (задумчиво): Так, одно, наверно … Больше-то куда?

П.: (задумчиво): А знаете, это уже приобретает некоторый научный интерес… Ну, не буду Вам мешать, развейте, пожалуйста, Ваши оригинальные представления о строении дыхательной системы. Как же устроено это самое одно легкое?

С.: Так, типа… Ну, вроде, как бы мешок такой, наверное.

П.: Просто мешок? Пустой?

С.: Ну да… А чё?

П.: Да нет, ничё… И где он у Вас находится?

С.: (неуверенно показывает куда-то около пупа): Где-то тут.

П.: Понятно… И как же у Вас воздух поступает из носа в этот мешок?

С.: Чё??!!

П.: Мне просто интересно предлагаемое Вами инженерное решение дыхательной системы. Рисуем схему. Так, вот – тело человека. Вот – нос. А вот тут, по Вашему мнению – лёгкое. И как же идёт воздух из носа в легкие? Между ними расстояние получается большое – следуя Вашей логике, чуть ли не метр. Нарисуйте дыхательные пути здесь же, схематически.

С.: (задумывается, затем решительно соединяет "нос" и "лёгкое" отрезком прямой): Типа трубка!

П.: Превосходно. Подытожим. Из носа, по метровой трубке, в полый мешок, он же – лёгкое. Что-то вроде большой клизмы. Так?

С.: А чё?

ПДК

Ещё одно понятие, базовое в прикладной экологии и в теории защиты окружающей среды – предельно допустимая концентрация (ПДК) вещества в какой-либо среде: например, в воздухе, в воде и др. Наверняка все об этой ПДК слышали, хотя бы из СМИ. А если и нет, то, согласитесь, даже по самому её названию понятно, что это, попросту говоря, наибольшая концентрация вещества, в которой оно ещё не вредит организму. То есть больше – уже нельзя, опасно.

Спрашиваю третьекурсника (сейчас он – уже дипломированный инженер) на зачете, что такое "предельно допустимая концентрация" вещества. Опустим здесь для краткости долгое блеянье, эканье и меканье, бесконечные комбинации "как бы", "типа", "ну" и "чаво?"… В общем, после долгих, всё более прямых подсказок, навязчивых советов "вдуматься в само название" и т.д. он, наконец, мучительно формулирует: "Это вот, типа, когда я сахар всё кладу и кладу в чашку, ну, и хочу размешать – а он как бы, ну, типа больше уже не растворяется!"

Псевдофекалии

Несколько лет тому назад сдавала мне одна студентка экзамен, тогда – ещё устный. Надо сказать, что изо всех лекций была она на одной-единственной, да и там сразу же заснула. И проснулась только один раз, случайно, очень ненадолго, когда речь у нас шла о каких-то второстепенных вопросах экологической физиологии. В частности – об образовании псевдофекалий. Есть у некоторых животных (например, у двустворчатых моллюсков) такой экономичный способ избавляться от излишков потреблённой пищи сразу же, ещё до начала её переваривания. Потому и "псевдо", а не просто фекалии (которые, как всем известно, являются отходами, остающимися уже после усвоения пищи). Вот эти самые "псевдофекалии" она случайно и запомнила. Вернее, запомнила-то она только звучание термина, а смысл его тоже остался загадочным. И больше в её памяти, видимо, вообще ничего не отложилось. Возможно, новое непонятное слово заняло всю "оперативку"…

Сами знаете, устный экзамен – это не новомодные тесты, тут матрицу с правильными ответами заранее не добудешь и у соседей не спишешь, так что вся дурь твоя становится сразу же видна. В общем, трудновато ей было с таким скромным багажом знаний выдерживать опрос по всему курсу. Однако, как это нередко бывает в таких случаях, держалась она весьма самоуверенно, даже агрессивно, и на любые вопросы пыталась отвечать, так или иначе оперируя псевдофекалиями. Было это очень смешно и грустно. Жаль, в пересказе получился бы не тот эффект: чтобы полностью прочувствовать и оценить ситуацию, нужны некоторые специальные знания… В общем, закончился наш диалог так:

………….

П.: Ладно, последняя попытка. Может быть, Вы все-таки ну хоть что-нибудь, хоть чуть-чуть, да знаете, а? Ну, скажите хотя бы, как происходит антропогенное эвтрофирование водоёмов?

С. (угрюмо молчит)

П.: Ладно, упростим вопрос. Почему происходит так называемое "цветение" воды? Чем вызывается массовое развитие сине-зелёных и водорослей, которое мы часто наблюдаем летом, например, у берегов Финского залива, на мелководье?

С. (молчит, с ненавистью глядя исподлобья на изверга – "препода")

П.: Ну, так какие же вещества поступают в водоем с водосборной территории, заставляя водоросли бурно расти и размножаться?

С. (молчит, криво усмехается, глядя в пол)

П.: Да ведь те же самые, что используются для ускорения роста высших растений. И входят в состав удобрений, которые Вы применяете у себя на огороде! Какие же биогенные элементы обязательно имеются в составе минеральных удобрений? СуперФОСФата, например? Или аммоФОСки?

С. (молчит, передергивает плечами, шумно и нетерпеливо вздыхает, красноречиво закатывает глаза: мол, сколько же можно, долго ли ты, гад, будешь тут ещё надо мной издеваться?)

П.: Да ведь Вы сами побывали на крупнейшем предприятии, где изготавливаются минеральные удобрения. На реке Луге. Около города Кингисеппа. Мы туда со всей вашей группой приезжали на экскурсию, помните? Сразу же после первого курса! Ну же! Как это предприятие называется?

С. (вызывающе): Ну, типа "Фосфорит", что ли?

П.: Ну, наконец! Хоть что-то… Итак, "Фосфорит". "Ф-О-С-Ф-О-Рит"! Видите, даже название его – говорящее. Так что же поступает в воду, вызывая "цветение" фитопланктона?

С.: (с явным недоверием): Неужели псевдофекалии?!

Чудные открытия

Сколько же удалось на зачётах и экзаменах узнать новых, прямо-таки завораживающих подробностей человеческого устройства! Вот, например, таких.

– Череп весь состоит из одной-единственной кости, которая, кажется, называется "берцовой".

– Внутри он полый, и полость эта залита неким "мозговым соком". По версии другого молодого учёного, изнутри череп полностью зарос эпителием, который, собственно, и составляет пресловутый мозг.

– Железы внутренней секреции – это те, которые внутри; а железы наружной секреции, наоборот, пристроены снаружи организма ("а печень – какая у нее секреция?" – "наружная…" – "верно; значит, и она – снаружи организма приделана?" – "ну типа да, должна быть снаружи… хотя…э-э-э…").

– Между артериями и капиллярами есть ещё такая штука… переходная… как её… а, типа органоиды!

– Нейрон и нефрон (а также, как выяснилось при дальнейших уточнениях, заодно и нейтрон, и Нерон) – это всё примерно одно и то же, только пишется по-разному – в общем, какой-то орган, но фиг знает какой.

– Диффузия – это такая штука из белка, она ещё с насосом.

– В сердце человека камер – 2 (ну прям как у рыб). Другие, тоже реализованные варианты ответа: 3, 5, а то и просто – очень много, и все они по необходимости одновременно заполняются кровью (ну, тут ясно, с чем студентка перепутала).

– А большой круг кровообращения идет из правого предсердия в правый же, то есть смежный с ним желудочек – хотя эти камеры разделены лишь клапаном (при этом по пути кровь как-то умудряется попадать ещё и в легкие, хотя зачем ей это надо – не вполне понятно).

– Помимо Малого мозга (он же – Основной), где-то есть ещё и отдельный, вспомогательный – Большой (видимо, подразумевается кора больших полушарий?). Судя по описаниям, выглядит он жутковато: весь покрыт паутиной (явно подразумевается арахна, сетчатая оболочка) и некой сухой коркой (видно, всё-таки что-то про кору больших полушарий смутно запомнилось…). Где конкретно расположен этот Вспомогательный Большой Мозг, отвечавший так и не признался.

– ДНК – это такая РНК, но только у неё что-то лишнее… вроде бы метильная группа, но неточно, может быть, и хромосома.

– Половые гормоны производят у нас две разные железы: одна щитовидная, а другая –поджелудочная.

– Поскольку обкладочные клетки желудка секретируют соляную кислоту, то среда в желудке… ну… ну… – дык щелочная, наверно.

И т.д… "О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух!". Впереди новые чудные открытия...

Про низкие мосты, пирсинг и алюминиевую кастрюлю

Признаться, у меня девочки с пирсингом вызывают некоторое опасение, инстинктивную какую-то тревогу. Вот и на последней полевой практике случай был... Проходили мы с одной группой на лодках под низким мостом. Шли по довольно высокой воде. Соответственно, трижды проинструктировал всех, что нужно будет перед вхождением под мост непременно лечь на дно лодок. На всякий случай - ещё и охватив головы руками. И ни в коем случае без команды не подниматься. Зная сообразительность некоторых студентов, на подходе специально остановил колонну. И повторил всё это ещё раз - очень медленно и громко. Все покивали, легли на дно, и мы поочерёдно двинулись под мост.

И тут вдруг одна девочка – вечно с мечтательным, отрешённым выражением лица, вся густо испирсингованная - медленно, с пустым взором зомби, поднялась, как Дракула из гроба. И тут же, естественно, приняла лбом стальную балку моста. Гул раздался на всю реку. Странная девочка с обильным пирсингом откинулась обратно на дно лодки, в исходную позу - навзничь, руки по швам - и снова замерла. Я думал, что сотрясение мозга ей гарантировано. Однако обошлось...

И тут же вспомнилось: а ведь однажды со мной уже была подобная история. Был я тогда ещё не преподом, а молодым научным сотрудником-гидробиологом. И работал в экспедиции, на Пронском водохранилище в Рязанской губернии. Шли мы как-то на съёмку на моторной лодке, на приличной скорости. И вот прямо по курсу из тумана выступил низкий мост. И тут я вдруг вспомнил: новенькую девушку-лаборантку мы с коллегой забыли предупредить, что при прохождении под мостом нужно будет пригнуться! Более того, сидит она далеко от нас, на носу лодки, безмятежно, к приближающемуся мосту спиной, и даже о нём не подозревает. Мы давай ей кричать, а она из-за шума мотора ничего не слышит. И вот-вот уже стукнется об этот самый мост затылком!

Действовать надо было быстро и решительно. Всё, что я успел сделать - это схватить алюминиевую кастрюлю, в которой обычно промывал пробы. В неуклюжем прыжке нахлобучить её девушке на голову - вместо шлема. И, удерживая за кастрюльные ручки, повергнуть барышню на дно лодки, навалившись сверху.

Вместо благодарности меня ждали довольно тягостные объяснения...

Закон Либиха

Есть такой «закон Либиха» (скорее – замечание, на закон, по-моему, это никак не тянет): если на биосистему действует несколько факторов, наиболее влиятелен тот из них, который находится в наибольшем дефиците. (Избыточное действие факторов Либих не рассматривал; занимался он влиянием разных удобрений на урожай). Хочу поделиться гениальной письменной формулировкой закона Либиха, данной мне одной студенткой на зачете (подчеркну, это именно написано, а не произнесено аффтаром, причём написано после долгих размышлений):

"ДЕЙСТВИЕ ФАКТОРА, ДОПУСТИМОГО МАКСИМАЛЬНОГО, АНАЛОГИЧЕН МИНИМАЛЬНОМУ"

Надо ли добавлять, что сам "аффтар" был своим ответом весьма доволен и вообще не ощущал никакого дискомфорта, неловкости или малейших сомнений.

Политкорректно!

Запомнился один студент с трудом угадываемого пола, заросший сальными волосами, наглый, немытый, прыщавый, вонюченький. На экзамене мычит что-то дикое, но совершенно не стесняется своего невежества, наоборот, вовсю нахальничает. Я ему ставлю диагноз: ничего, мол, не знаете, в следующий раз приходите. Но только если сумеете подготовиться - иначе бессмысленно. И вдруг этот бандерлог мне внятно так заявляет: "Это я-то не знаю? Ну, эээ, Вы мне того, самооценку-то не занижайте!"

Универсальное оружие

На одной интересной конференции разговорился с коллегой, профессором Одесского университета. Помимо профессиональных экологических дел, разговор наш коснулся студентов вообще и их нынешнего жуткого разубоживания и удручающего регресса, в частности.

Так вот, украинский коллега поделился секретными боевыми приёмами - рассказал, как у них вводят в разум закоренелых оболтусов. Оказывается, там для этого есть два страшных вида оружия. Ну, первое - это пожаловаться родителям. Когда я в ответ сообщил, что у нас это давно не действует, мне было раскрыто ещё более мощное средство, правда, как сказал собеседник, "несколько иезуитское", зато - исключительно эффективное. Если дурака валяет студент из сельской местности, то из вуза могут сообщить в сельсовет, и соседи застыдят нерадивого студня и его родителей. Очень помогает.

Тут я и загрустил.

Не стареют душой ветераны

Пару лет тому назад, в последний год моего преподавания, разговорился я как-то со студентами. И вдруг один из них меня спрашивает: а застал ли я Отечественную войну? Я было подумал – дразнят они бедного препода, мне же пока и пятидесяти нет. Ан нет, смотрит парень серьёзно, без улыбки, ждёт ответа. Я ему и отвечаю: мол, первую-то Отечественную уже плохо помню, был тогда крайне молод, а вторую – ту, конечно, очинно даже хорошо запомнил. Во всех, какгрицца, мелочах и подробностях. И опять – ни тени улыбки, выслушали, слегка покивали головами. Значит, ничего такого особенного и удивительного для них не прозвучало, всё ясно и банально, ответ принят.

Размышляя над произошедшим, пошёл я в библиотеку. А у входа там – бабуля-вахтёр. И вдруг говорит она мне: "А кудайта ты, милок, собрался? Заворачивай давай! Туда аспирантам низзя!"

Вот так я за какие-то пять минут без малейших усилий превратился из дряхлого ветерана всех отечественных войн в юного аспиранта. Всё относительно.

Продолжение

Поиск
Календарь
«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2018
    Конструктор сайтов - uCoz