Пятница, 20.07.2018
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Заметки, весёлые и не очень (оглавление)

Записки из горного дома, или Древнейшее профессиональное техническое заведение строгого режима

В институте горном
У Невы-реки
Ходят все по форме,
Как штурмовики.
Во как спины выгнули!
Отрадно!
Правда, умных выгнали...
Ну ладно.

По специальности

В 1997 г. предложили мне перейти работать в Горный институт. К тому времени сформировалась здесь новая кафедра экологии, и мне, гидробиологу-прикладнику, отводилось чтение таких предметов, как общая экология и биологический мониторинг. Действительно, к тому времени у меня был накоплен многолетний опыт практических исследований в области биомониторинга разнообразных техногенных воздействий на водные экосистемы. Соответственно, я мог не только изложить студентам теоретические положения, но и поделиться множеством ярких, наглядных практических примеров. А компетентность преподавателя считалась тогда важным условием. И в кошмаре не могли никому привидеться бойкие, лишённые старомодных предрассудков молодые "специалисты" по любому предмету, готовые читать какой угодно лекционный курс – по чужим конспектам, по складам, запинаясь, сидя, любой ценой уклоняясь от ответов на "каверзные" вопросы аудитории.

Однако дважды меня попытались привлечь и к сугубо практической деятельности, именно в качестве профессионального гидробиолога. Так сказать, "по узкой специальности". Один раз – вскоре после моего прихода. Подошли какие-то мужики, преподаватели (я тогда никого ещё здесь не знал, так что сейчас уже и не вспомню, кто это был). И спрашивают, верно ли, что я – водный эколог. Работа, мол, есть, халтурка как раз по моей профессии… В общем, оказалось – один их приятель утонул на рыбалке в озере, так надо там понырять, труп найти.

Второй раз дело было году в двухтысячном. Вызывают меня в АХЧ, срочно, официально, через секретаря кафедры. Зачем – не сказали. К какой-то тётке (не помню имени, она рядом с кабинетом Гурьяна сидела). Прихожу. Спрашивает: Вы, говорят, профессор, гидроэколог, д.б.н.? Ну да, говорю. Вот, Вы-то нам и нужны. Дело выгодное есть: нужно ухаживать за нашими девятью институтскими аквариумами. Кормить, регулярно мыть и чистить аквариумы, лечить рыб, отвечать за их выживаемость. Деньги Вам за это положим хорошие: целых три тысячи рублей в месяц, плохо ли, вдобавок-то к зарплате?

Я уж давно потихонечку умираю от смеха, но виду не подаю. Спрашиваю этак серьёзно: а вот как вы смотрите на то, что меня за этим делом студенты мои увидят? Тётка задумалась: мда, несостыковочка…ну, ничего: мы же Вам халат выдадим, Вы же не в форме будете, так Вас без неё никто и не узнает. А деньги очень хорошие, так что соглашайтесь…

И весьма удивилась, когда я отказался.

Первое впечатление

Иду на собеседование с деканом по поводу трудоустройства. И вижу: два юных бритоголовых гоблина беседуют, стоя на тротуаре, на углу Среднего и 21-й линии. (Теперь-то я бы сразу же понял, какой они специальности, а тогда ещё не разбирался). У одного из них в руках бутылка из-под водки. Видно, что собутыльники не поладили – ругаются…

И вдруг держатель бутылки разбивает её о стену дома и образовавшейся "розочкой" - р-р-раз оппонента по роже! Тот побежал по газону зигзагами прочь, держась за физиономию и обливаясь кровью. А первый задумчиво посмотрел ему вслед, даже сделал пару шагов в его направлении, потом плюнул, бросил "розочку" и с папочкой под мышкой направился враскачку в горный. Учиться. Зачем-то поплёлся вслед за ним и я... Что из этого вышло, все знают.

Смертельная гонка

Довелось мне в одном удивительном вузе несколько лет отработать. Уж он и политизирован, и помпезен, и распиарен - а вот учёба и наука в дыму салютов несколько поотстали, что вполне симптоматично. Как сказал про этот вуз один довольно известный деятель - мол, шикарнейшее учебное заведение, один из лучших вузов мира... и огорчённо прибавил - жаль только, что об этом мало кто знает.

И верно, ни в каких международных рейтингах вуз, ясное дело, вовсе не числится - там и МГУ-ЛГУ-то в хвосте топчутся, о других не говоря. Но ректор его, или, по-местному, "папег", с таким положением дел мириться не желал. И поскольку реальность его никак не устраивала, выдумал он себе некий вымышленный суперрейтинг вузов, в который, полагаю, и сам истово верил. Мало того, мифический рейтинг этот зажил своей фантастической жизнью. А папег, как единственный наблюдатель этого феномена, периодически информировал нас на собраниях профессорско-преподавательского состава о ходе его изменений.

Судя по этим новостям, вуз наш бился с конкурентами за место в суперрейтинге геройски, не на жизнь, а на смерть. Битва эта была исполнена высокого драматизма и динамики, шла настоящая смертельная гонка на выбывание. События развивались стремительно. Вот нам, недоуменно переглядывающимся, сообщили, что сейчас мы занимаем уже почётное третье место, впереди маячат только Оксфордский и Стэнфордский университеты. Не проходит и нескольких месяцев, как на очередном собрании мы в торжественной обстановке узнаём, что одержали крупную победу - Стэнфордский университет повержен, сопит где-то позади, а впереди - только Оксфорд. Наконец, очередное собрание, весть (звучат фанфары) - мы впереди, конкуренты безнадёжно отстали, и мировой рейтинг вузов уверенно возглавляет наш.

Всё это - на полном серьёзе. Жаль, тут меня и выгнали. Мне действительно было очень интересно, что же случится дальше. Ведь остановиться в таком деле, наверно, сложно. И логика жёстко требовала межгалактического васюкинского вузовского турнира...

Научное направление

Когда я только ещё устроился в древнейший-первейший наитехнический, состоялся у меня на кафедре такой примерно интересный разговор.

- В.Ф., а что мы можем отжать?
- Не понял?
- Ну, какое научное направление Вы принесли сюда с собой, Вы же доктор?
- Какое-такое направление... Я гидробиолог, вот и занимаюсь потихоньку прикладной гидробиологией.
- Это как? Чем конкретно деньги-то зарабатываете?
- Ну, например, оценкой ущерба водным биоресурсам от намечаемой хозяйственной деятельности и разработкой мероприятий по его предотвращению или уменьшению.
- И у кого это можно отжать?
- Опять не понял.
- Отнять это у кого-то можно? Чтобы делать тут.
- Разве что у меня, но я не уверен, что Вы справитесь, нужно соответствующее образование, знания, опыт.
- То есть отжать это нельзя? Жаль. Папег это любит, когда можно отжать... Ну ладно. Действительно, научного направления нет, придётся так и доложить.

Визит коллеги

Когда я в 1997 г. пришёл работать в горный институт, это был вполне демократичный вуз с симпатичными университетскими традициями. А потом горный захлестнула цЫвильность, и был он объявлен Древнейшим Профессиональным Заведением, а главное - вопреки нагло игнорирующим его мировым рейтингам, Лучшим Вузом Вселенной.

Одно из разнообразнейших проявлений ЦЫвильности и вселенской самолучшести заключалось в том, что через гостеприимно открытый ранее центральный вход запретили ходить простым смертным. Теперь это стало привилегией папегов, мамегов и наиболее дорогих из гостей - то есть братков, совершивших хищения в особо крупных размерах. Всех остальных направили через чёрный ход на 22-й линии. К обоим вратам приставили гоблинов-охранников, оплачиваемых куда лучше, чем "среднестатистический" препод.

И вот приехал как-то к нам в Петербург московский коллега, профессор, с которым мы были ранее знакомы только по публикациям и скудной переписке. Захотел он зайти ко мне и пообщаться воочию. И наивно сунулся в институт через главный вход, по старой-то памяти. А ехал он из экспедиции, одет был в полевое, с рюкзаком, небритый... В общем, перехватили и заломали его бдительные добры молодцы, чуть помяли и выкинули.

Он таки упёрто сунулся через чёрный ход "для негров", но и там его не впустили, лишь брезгливо дали позвонить мне. Я спустился, пытался уговорить напыщенных охранников, тщетно напирал на его мировое имя и неудобство перед гостем. Разумеется, в итоге так и пришлось нам беседовать и листать документы и статьи, сидя на ступеньках входа, подложив под зады какие-то папки, а проходящие студенты о нас спотыкались...

Приценился

На кафедру приперся новорусский отпрыск с распальцовкой и врастяжку спросил, "скоооока тут типа Шуйский стооооит, зачоооот нада". Говорят, был он молча взят одним преподом (старой, ныне вымирающей школы) за шиворот и за поясной ремень и вынесен за дверь.

И цЫвильность следовала за ним

Как-то ещё на заре моей "карьеры" в горном послал меня декан (он же – заведующий кафедрой) на собрание. Загоняли туда по списку, специально на выступление папега. Я, кажется, тогда вообще впервые услышал его пламенную речь. Весьма проникся. Возвращаюсь под большим впечатлением, а заведующий и спрашивает: ну, как, мол, о чём он говорил? Я искренне отвечаю: не понял. Ну как же так – огорчается начальник – совсем, что ли, ничего? Я руками развожу: совсем. За два с половиной часа, говорит? За два с половиной часа, отвечаю. Ну, хоть в самых-то общих чертах? Я подумал и спрашиваю: ну, Вы Апокалипсис читали? Тот, несколько раздраженно: ну, читал, мол, когда-то, и что, при чем здесь это? Ну, как же, – отвечаю – тоже загадочно, непонятно… Одно только ясно, что всем придется плохо.

Все станут киборгами

...Насчет "все станут киборгами" – это старая идея завкафа, он её породил году в 1997-98, когда я только что пришел работать в Древнейший. Никогда не забуду нашего единственного разговора на эту тему… Он меня как-то вдруг спрашивает: а Вам не приходилось заниматься теорией эволюции? Да нет – говорю – разве что когда-то совсем немного трофогенезом двукрылых (поясню: двукрылые, Diptera – самый бурно прогрессирующий сейчас отряд насекомых, туда относятся комары, мошки и уйма других, менее известных семейств; а трофогенез – эволюция стратегии питания, которая у насекомых часто определяет и ход всей эволюции, ведь большую часть своей жизни они пребывают в виде личинки и при этом преимущественно едят, накапливая энергию для метаморфоза, превращения во взрослое насекомое). Так вот, трофогенезом двукрылых, говорю, и то совсем немного. Он поморщился: что-о-о??? Фигня какая-то… Не, я шире беру. Я вот пришел к выводу, что все мы скоро киборгами станем. Вы как думаете?

Стою и молчу, абсолютно офигевший. Мысль одна: как говорится, "что это было?" И кто из нас двоих спятил? Смотрю, вроде не шутит – важный, серьезный, пожилой дядька. Профессор. Доктор наук. Декан. Зав. кафедрой. Учёный муж, так сказать. Спрашивает без тени улыбки. Что мне ему сказать? Я ведь тогда ещё представления не имел, что такое современный горный и здешняя "наука", и был просто шокирован. Наконец, откашлялся и выдавливаю: нет уж, мол, избавьте, не знаю я, компетенции моей недостаточно, чтобы охватить и переварить такую, понимаешь, необычную идею… Он раздраженно махнул рукой, поморщился, развернулся и ушёл.

А вечером того же дня – конференция на факультете. Собрались какие-то угольщики… И он вдруг им задвигает доклад, про этих-то будущих киборгов! Те тупо слушают, осоловев, им это всё по барабану. А наш в конце "доклада" делает вдруг широкий, эффектный жест рукой и указывает на меня: вот, кстати, биолог мой сидит, доктор наук – так он подробно ознакомился с этими моими разработками, полностью их одобрил и сказал, что именно так оно всё, видимо, и будет!. Я чуть сквозь кресло не провалился…

История про Кривую Жизни

После того, как с проблемами и белыми пятнами эволюции было разом покончено, затеял наш завкаф (горняк и теплофизик) так же лихо, одним ударом разобраться с физиологией труда, гериатрией, а главное – с прогнозированием и регулированием срока жизни человека.

Для начала он нарисовал на бумажке систему координат. По оси отложил время. По оси ординат – некую условную активность человека, степень его жизнеспособности, что ли, в долях от максимальной для него же величины этого же показателя. Странный показатель этот, ничтоже сумняшеся, назвал он «психофизиологическим потенциалом» (ну, кого волнует, что показатель с таким названием издавна существует в физиологии и медицине, имеет конкретный смысл и означает совсем другое?).

Получилась придуманная кривая: от нуля (момент зачатия, наверно) она взмывала вверх, выполаживалась этак лет с 20 лет до 35 (максимальные значения) и далее начинала постепенно сползать вниз. Утыкаясь в ось абсцисс (тут точное время не задавалось). Если не строить такого графика и не выдумывать таких странных показателей, можно сказать это же простыми словами: человек сперва крепнет, потом постепенно «хужает» и в итоге склеивает ласты. Но не тут-то было, мы мыслим крупными открытиями и банального, общеизвестного наблюдения сделать просто не можем по определению. Названа была эта загогулина Кривой Жизни.

Дальше – больше. Захотелось научиться управлять этой кривой. Идея была такой: если в данный момент времени вычислить соотношение реального и оптимального значения этого показателя, т.наз. «психофизиологического потенциала», то можно приподнять или опустить кривую и увидеть, когда она ткнется в ноль. То есть, предсказать срок оставшейся жизни и момент склеивания ласт. Как мера «психофизиологического потенциала» была предложена... скорость плавания в бассейне. Берёцца шахтёр (не конкретизировалось, добровольно или нет, в экипировке или нет, с буром или без оного) и кидается в бассейн. Засекается, с какой скоростью он поплывет. Эта скорость соотносится с олимпийским рекордом по плаванию для мужчин его возраста. Получается поправочный коэффициент, который задирает (что маловероятно, т.к. чемпиона не обогнать) или, наоборот, прижимает к оси абсцисс кривую «потенциала». И снимаецца с кривой, скока ему жить осталось.

Прошу учесть, что это не злой прикол, а тема защищенной кандидатской диссертации его аспиранта. Когда я оттуда уходил, из всего этого планировалось сделать докторскую для некоего братка и была опубликована серия каких-то статей…

P.S. Когда я спросил с серьёзным лицом, что делать, если шахтер не умеет плавать и сразу потонет, получил ответ типа «погрешности метода» или «не грузите меня тактикой, я стратегией занимаюсь».

P. P.S. Как-то начальник пришел просветленный и сказал мне: вот вы надо мной смеетесь, советуете заниматься лучше своей теплофизикой - а я побывал со своей идеей у врачей. Они все ведут себя как-то одинаково: сперва гогочут, потом, выслушав меня более внимательно, становятся очень серьезными, ласково улыбаются, со всем соглашаются и с почетом провожают до дверей, подтверждая, что ничего такого они никогда ранее не слышали и что это очень необычно. Я ему посоветовал тогда поосторожнее по врачам с такими идеями ходить, он обиделся…

Ассистент профессора ассистента профессора

В древнепервейше-профессиональном институте ввели такое вполне официальное название для студентов, которые работают под руководством какого-то профессора: "студент – ассистент профессора". Эта формулировка была даже закреплена каким-то мелким внутриинституццким актом и стала неизменяемой.

Однако профессоров, понятно, на всех не хватало. Так что сперва студентов стали прикреплять к доцентам, а затем и к ассистентам. Отсюда в официальных бумагах появились сперва такие казусы, как:

"студент – ассистент профессора доцента Иванова".

А затем и "студент – ассистент профессора ассистента Сидорова".

Если же вспомнить, что должность "ассистент" и означает исходно сокращённое "ассистент профессора", то полное имя такому студенту, помогающему преподу-ассистенту, оказывается:

"студент – ассистент профессора ассистента профессора".

Ионеско отдыхает, Кафка нервно курит в коридоре...

Богатые идеи

Каких только фантастических идей, воплощённых в диссертации, не наслушался я, принудительно торча в диссовете Древнейшего.

Как известно, на вечной мерзлоте плохо самоочищается грунт от нефти, бактериям холодно, медленно нефтепродукты разлагают. Так надоть зарыть изнутри большую грелку (подвести систему разогрева грунта изнутри, чуть ли не шахту построить) и землю постоянно разогревать. Бактерии проснутся и все загрязнение быстренько разрушат. Себестоимость, видимо, не считали. Диссертация по Воркуте.

Про себестоимость мероприятий в Древнейшем-Первейшем есть особый анекдот, про ещё предыдущего завкафа инженерной экологии, мне рассказали, когда только пришел туда, ещё до цЫвильности было. Придумал он, значица, какое-то мероприятие по инженерной защите природной среды, тоже довольно аховое. Подсчитали ему, во что встанет и что даст: затраты и экономию сопоставили... Говорят, убыток офигенный: минус столько-то. А он, не вникая, сразу отвечает: заменить "минус" на "плюс" – и в печать!

А между тем и нынешним был ещё один зав. у этой кафедры, ныне покойный. Он предлагал для борьбы с эвтрофированием и развитием гипоксии в озерах (и чуть ли не в морях) залить всё дно полиэтиленовой пленкой, типа ламината сделать, экранировать воду от грунта, короче говоря. Так что традиции у лесбоэкологи богатые. Прямо "Историю города Глупова–2" можно писать...

Была защищена и диссертация, суть которой сводилась к тому, что надо сапропели (жидкие илы) из озер не черпать, а добывать подземным способом, подводя снизу шахту (знаменитое "удалять гланды через попу" – отдыхает).

Встретились, поговорили

Один завкафедрой мне рассказал, как был вызван "на ковёр" к папегу (пользуясь местным арго). В чем-то он нарушил папеговы директивы, стремясь обеспечить благо своей кафедры. А ректор в этом вузе – из хозяйственников, рафинированной интеллигентностью не отличается, и вообще хорошо вписывается в наше очаровательное время, так его. Иду, говорит завкаф, и по пути слова подбираю, чтобы успеть доказать свою правоту, а то он же небось долго и слушать-то не станет… Значит, надо так сформулировать, чтобы было очень кратко, лапидарно, но и убедительно.

Зашел - а папег с ходу: а-а-а-а, б...!!! ах ты, б.., п.., х..., м....!!! Да я тебя…… Тока попробуй ещё...!!!.... б! х! п! с! Идите, разговор окончен.

Так, говорит, я молча и вышел. Пообщались.

Доброхоты

Было время, когда и профессоров ещё тоже гоняли на дежурство по горному институту, наряду с доцентами и ассистентами. Когда вечером сдаешь дежурство, пишешь что-нибудь этакое в амбарной книге. Например, фразу "замечаний не было, проф. Шуйский". И всё – ура, свободен! Но как-то раз прочитал я заметки своих предшественников. Передо моей записью была такая же – краткая, формальная, сделанная наспех, чтобы поскорее отвязаться. А вот перед ней широко развернулся вдохновенный стукаческий труд аж на две страницы. Мелким, убористым почерком: кто, где, когда и как неправильно себя повёл, что про кого сказал и т.д. И про преподавателей, и про студентов…

Оставим сейчас в стороне моральный аспект. Попытаемся насильно заставить себя встать на позицию пламенного автора. И всё равно – мотив останется неясным. Ведь писать всё это доброхоту пришлось бесплатно, в неудобной позе, стоя, изогнувшись возле низкого, узкого прилавочка с этой дурацкой книгой записей. При плохом освещении. В восемь часов вечера, после долгого рабочего дня. Вместо того, чтобы идти наконец домой. Подумал я, что это какой-то маньяк-одиночка потрудился. Ну, и полистал эту приходную книгу ради любопытства. А таа-а-ам… таких творений – что называется, хоть пруд пруди!

Ну, вот ЗАЧЕМ? Темна и загадочна душонка лакея…. Создаёт же природа!

Ливрея

Студентов наших в форму нарядили сравнительно недавно. А за преподавателей принялись гораздо раньше. Вызывали нас по очереди в ателье, снимали мерку и через какой-то промежуток времени выдавали готовую "спецодежду". И было у нас с этим связано много грустных и смешных историй. Со мной, например, произошла такая. Стою я как-то у входа, на 22-й линии, жду приятеля – он вот-вот должен подъехать. Тут паркуется рядом BMW, вылезает из неё мужик характерной наружности и – ко мне:

– Слышь, братан, ну-ка возьми документы, сбегаешь, отдашь профессору … (имярек).

– Вон местный телефон – говорю. – Позвоните, пусть он сам спустится и заберет свои документы.

Хмурится мой названный брат, недоволен:

– Не поэл… Ты чё, брателло? Быстро взял-отнёс!

Я улыбаюсь:

– Не возьму.

– Да ты чё, в натуре, самый крутой? На х… тогда на тебя этот расшитый клифт напялили да у двери поставили?

Дебют

Помню я свою первую лекцию в горном по экологической токсикологии. Я на неё так спешил, что сорвался с подножки маршрутного такси и при этом ступенькой здорово ободрал ногу. Уж до вуза доехал, а кровь все не унимается. Пришлось брать с собой на лекцию бутылочку спирта и марлю. Выглядело это так. Пробубнив минут пять и чувствуя, что кровотечение продолжается, я извинялся, заходил за доску, задирал штанину, смачивал спиртом кусок марли и тампонировал рану. При этом студенты слышали только характерное бульканье, а по аудитории распространялся сильный запах спирта. После чего я невозмутимо выходил к слушателям и продолжал лекцию, чтобы вскоре, однако, опять нырнуть за доску...

Наконец, один мальчик встал и вежливо сказал мне, что они, конечно, всё понимают... но нельзя ли мне всё-таки перенести столь обильные возлияния на послелекционное время?

Таблица

Был в Наидревнейшем, помню, такой эпизод. Раздали по кафедрам какую-то новую таблицу изучить. Про стоимость почасовки в зависимости от того, кто и кому читает. Например, лекция профессора для аспирантов, или доцента для студентов – ищешь нужное сочетание, смотришь цену одного часа. И вот наши преподаватели в запарке неправильно таблицу повернули и читают: - ужтыж, смотри-ка ты, стоимость лекции студента профессору какая...

Я поглядел, повернул табличку на 90о, похихикали мы, и спрашиваю: а не смутило вас, коллеги, что профессору, по вашей версии, студент лекцию читает?

А они задумались и вполне серьёзно говорят: да хрен его знает, у нас же все может быть. Может, студент продвинутый – в АХЧ работает, в избирательной компании ЗАКАВОНАДА агитирует, нужную задницу лижет... А профессора – наоборот, люди "нецЫвильные". Ну, вот папег так и распорядился...

То есть сама идея такого расклада уже тогда никому не показалась безумной.

Cказ о том, как форма содержание вытеснила

Мне ещё в Древнейше-первейшем профессионально-техническом виват-виват-заведении такая забавная деталь запомнилась. Когда появилось правило использовать на аттестациях компьютерные презентации, аспиранты-ж/лизы сразу ввели манеру украшать края слайдов орнаментом - набившей оскомину местной символикой: разными там гномами, молотками и прочими эмблемами. Дальше - больше. Компенсируя и маскируя дефицит, а часто - и полное отсутствие научного содержания слайдов, аспиранты этого, довольно популярного там сорта стали уделять цЫвильной орнаменталистике всё больше внимания и места. С краешков и углов гномы и молоточки постепенно распространились центростремительно, окружая и вытесняя сжимающуюся "суть" кадров.

При этом гномы стали чередоваться с фотографиями богато отремонтированных коридоров, знамёнами и гербами НаицЫвильнешего, портретами папега, мамега, дочега и их ведущих клевретов (к моменту моего исхода - порой даже и портретом верховного сверхпапега), а также многочисленными и разнообразными пышными девизами, холуйскими виват-виват-лозунгами, здравицами в пошлых виньетках и прочими атрибутами цЫвильности.

Наряду с этим эволюционировал и фон слайдов. Если вначале он был традиционно-монотонным, то со временем в нём стали проступать контуры Древнейшего Профессионального заведения, а затем и тех же самых цЫвильных аксессуаров - сперва размытые, бледные и затушёванные, затем всё более насыщенные, яркие и бесстыдные. Не знаю, как всё это выглядит сейчас, но уже года три назад различить на таких слайдах что-либо относящееся к теме аттестации и самой диссертационной работы было уже почти невозможно. Надо ли добавлять, что шло это всё на "ура".

Замечу ещё, что самое-то противное в описанной мною ситуации заключено в массовости явления, да хуже того, в подмене им естественной нормы. Вот когда я в Герценке преподавал, в основном окружали меня люди вполне адекватные, ну, конечно, с какими-то своими пороками, слабостями и странностями, но чтобы такооое, да ещё массово - ни-ни, вообразить невозможно. А там, в Древнейшем это - уже стандарт.

Знаете, один мой знакомый пересказывал недавно жуткую книгу о российской деревне. Её автор показывал, что в умирающих селеньях, где водка и инбридинг особенно полютовали и подняли долю уродов-олигофренов свыше уровня процентов этак 60, автоматически происходит смена представлений о норме. И люди без патологических изменений становятся яростно гонимыми отщепенцами, париями. Им трудно бывает в такой среде не только потомство оставить, но и просто выжить. Вот и в Древнейше-Цывильнейшем произошло нечто подобное, только генофонд изуродовали не суррогаты спиртного и близкородственные браки, а папег со товарищи своей урочьей селекцией. Кадровой, с позволения сказать, политикой. В итоге на презентации моих аспирантов, где, как вы понимаете, никаких троллей, папегов и виват-призывов не наблюдалось, уже косились, как на крамолу, а вскоре бы при таких-то темпах эволюции и аттестовывать, полагаю, не стали.

По понятиям

Вывез один препод студней на практику. А те вечером удрали от него, напились, украли лодку, набились в неё всей группой, и давай кататься по озеру. Препод их увидел, стал бегать по берегу и орать, чтобы дети немедленно вернулись. А те громко проскандировали в четыре слога на всю округу, куда ему надо идти.

Вернувшись, препод подал жалобу на подопечных... И был уволен, как не справившийся с ситуацией. А чо, по понятиям...

Охотник

Иду это я как-то по коридору древнейшетехнического заведения, смотрю – возле внутреннего зеркального окна аудитории как-то странно топчется папег: то втянет голову в плечи, то вдруг вытянет её, как воробей. А в аудитории идёт то ли экзамен, то ли зачОт. Дошло: папег явно высматривает списывающих. А стекло так устроено, что из аудитории ни коридора, ни папега в нём не видно – зеркало… И вдруг папег затоптался всё быстрее, вытянул шею, крякнул и вдруг кэ-э-эк ломанулся в дверь! Прям как спецназововец на штурм в дом с террористами… И, гляжу, выволакивает подавленную жертву, довольный такой.

Я тогда о нем еще мало чего знал, так поразился – и не брезгует человек в такой должности сам таким заниматься.

Всё цЫвильно (с)

"Всё цЫвильно" (папег) – значит, что снаружи – гламур и глянец на показуху, а внутри – труха. Чтобы вскоре можно было заново затевать ремонт, опять заказав стройматериалы там же, у КАВОНАДА, да ещё и выгадать на разнице качества и, соотвецна, стоимости стройматериалов – сметной (усё наилучшее!) и фактической (грошёвое дерьмо).

Помню, когда там сделали ремонт (не знаю уж, как на кафедре Самоцывильнейшего, а у нас точно), для окраски стен рабочих помещений изнутри должны были купить что-то дорогое и качественое, вроде безвредной финской водоэмульсионки. А на самом деле окрасили какой-то дешёвой токсичной нитрокраской (где уж исчезла разница по денежке – прям и не знаю ). В итоге на кафедре вообще находицца было нельзя (тем более, стремясь в усердии поскорее доложить папегату о готовности, "отработчики" при ремонте второпях напрочь снесли вентиляцию). Однако находились мы там, однако работали... Хотя, по иронии судьбы, кафедра наша была призвана как раз охранять труд. Кого-то просто всё время мутило, кто и поблёвывал периодически, самые же стойкие просто мучились непреходящей головной болью... зато, осмелюсь доложить, усё цЫвильно!

Дитя природы

Был у нас старичок один, хоть и профессор, однако непосредственный такой, простой - дитя природы. Да и в силу почтенного возраста всё ему уже стало, какгрицца, фиолетово. То есть не шибко обременял он себя разными там условностями. Так вот, пришел он как-то перед 8 марта к секретарше кафедры, молодой симпатичной даме, и спрашивает: "а ты не знаешь, кому на баб деньги сдавать?" В другой раз назначили нас с ним зазывалами - окучивать программу по профориентации и привлечению школьников-абитуриентов. Проводили мы разные мероприятия в школах. И однажды пришли к нам школьные директора. Встречаем мы их в холле, чтобы развести по аудиториям. Дамы в основном сельского габитуса, в непременных шубах, решительные - видно, что без комплексов, прошли по головам своих менее отчаянных товарок, к рынку тсзть готовы. Но профессор этот умудрился смутить даже их. Оглядев их по-хозяйски, как тов. Сухов гарем, гаркнул:

- А ну-ка, бабоньки, живо, кто откуда? Ща мы вас всех оприходуем! Кого куда! Вовка! А ну тащи разблядовку!

Видеонаблюдение

Тотальное видеонаблюдение, всевидящее око Саурона – непременный атрибут и краеугольный камень Древнейшего Профессионального Заведения. Где именно запрятана очередная видеокамера – часто неизвестно. "Она везде - и в зареве пожара, И в темноте, нежданна и близка, То на коне венгерского гусара, А то с ружьем тирольского стрелка."

Так оно и задумано. Это поддерживает интригу, мобилизует и нервирует подопытных.

Так вот, однажды в самом сердце цЫвильности, в первом корпусе, воздвигли чудесный, образцово-показательный туалет. Сверкающий огнями, бесчисленными зеркалами и полированным мрамором замок Фата-Морганы. Величественный, неприступный и прекрасный символ (а то и архетип) "цЫвильности".

И на стене его красовалось удивительное объявление: "Ведётся видеонаблюдение".

Уже сама по себе идея – замечательна. Да и по воплощению вопросы возникали.

Нет, нет, не подумайте дурного, доискиваться смысла и рационального основания подобных явлений жители Древнейшего уже давно и накрепко отучены. Однако полностью вытравить из человека любопытство не так-то просто. Для этого его надо, наверно, водить по горному лет сорок, не выпуская за охраняемый периметр. А потому некоторые, простенькие, бесхитростные вопросы всё же появились. Например, такой:

– А здесь-то куда эти камеры, пардон, запрятаны? И что в них, собственно, видно многоуважаемому г-ну Саурону?

Вопрос этот широко обсуждался на институтском форуме. Внёс в эту дискуссия свои пять копеек и я. Вот она, моя стихотворная версия, сохранилась:

"Она везде - и в зареве пожара,
И в темноте, нежданна и близка,
То на коне венгерского гусара,
А то с ружьем тирольского стрелка."

(Н.С. Гумилёв)

Их много, всё покажут разом:
Висят из каждого бачка,
Торчат над каждым унитазом,
Глядят из каждого "очка"!

И если кто курить захочет,
И терроризьму разводить -
То прямо там его замочат,
И будет мокрым он ходить!

Изобилие

В древнейшем профессиональном техническом заведении один наш приходящий профессор-полуставочник отличался редкой скаредностью. Однажды решил он проставиться по поводу своего дня рождения. На весь довольно большой коллектив кафедры принёс пару бутылок водки, несколько соленых огурцов и банку винегрета. Чтобы накрыть на стол, обратился за помощью к секретарше. Просьбу эту облёк во фразу, которая потом надолго стала кафедральным присловьем:

- Только ты сервируй так, чтобы было красиво и изобильно.

Популярность

Однажды пожилому профессору с нашей кафедры подарили на день рождения большой газовый пистолет, искусно сделанный под кольт 45-го калибра. Все мы были после кафедрального застолья слегка навеселе, кафедра - преимущественно мужская, ну и пошёл этот кольт по рукам. Пришла и моя очередь с ним поиграть. Дали его мне на полчаса. Осмотрел я его, покрутил, пощелкал - ну и всё вроде, иссякла фантазия... не уборщиц же пугать им. А возвращать до срока - тоже как-то жалко. В общем, сунул я его за пояс, под пиджак - да и пошел по своим делам.

А в коридоре останавливает меня заведующий соседней кафедрой. Заводит к себе в кабинет. Уселись мы, обсудили что-то насущное. Затем разговор растёкся по более общим темам. И тут он меня спрашивает: а скажи, в чём секрет твоей популярности среди студентов, а? Ну скажи!

И вдруг я вижу, что лицо его несколько изменяет выражение, а глаза медленно круглеют и фокусируются где-то в районе моего пояса. Простодушно решив, что это у меня ширинка расстегнулась, я опустил глаза - и сразу понял причину его замешательства. Полы незастёгнутого форменного пиджака постепенно разошлись, и из-за брючного ремня, соответственно, высунулась здоровенная кольтовская рукоять. И тут завкаф говорит:

- Эээ... ну, ладно, можешь не отвечать. И так понятно...

Юмор

Юмор в Древнейшем существует. Но он... как бы сказать... несколько своеобразен. В этом отношении весьма характерны кафедральные пьянки.

Выглядит это примерно так. Например, рюмки этак после пятой один пожилой профессор шумно критикует другого за то, что тот уже наверняка утратил потенцию. Это вызывает общее воодушевление и жизнерадостный смех. Затем второй профессор, хохоча, отвечает, что он-то как раз в полном порядке, а потенцию, наоборот, утратил первый. Следует дружный долгий хохот. Минуту спустя, немного отдышавшись, первый ловко парирует: да я-то не утратил, а вот ты – точно уже всё... На сей раз всеобщий гомерический гогот длится минуты три. Наконец, изнемогая, задыхаясь от смеха, вяло отмахиваясь рукой, второй еле выдавливает: не-е-е, это у тебя... ха-ха.. у тебя.. ох-ха-ха-ха.. уже не стоИт... ох, не могу... Тут уж все – просто вповалку, ну и т. д.

Союз рыжих-2

Была у нас в институте какая-то очередная хитрая кампания. Длилась она год или два, а потом, выполнив свою подлинную миссию, потихоньку увяла. "Верхушка айсберга" там была такая: школьники разного возраста ходили к нам вечерами на углубленные профессионально-ориентационные курсы по разным специальным дисциплинам и даже якобы вовлекались в научную работу. Всех нас тогда принудительно подписывали на это дело, вёл такие занятия и я.

И оказался у меня в группе рыженький такой, смышлёный пацан, класса из 7-го. Полюбился он начальнику за бойкость. Кстати, и до сих пор фотография этого мальчишки фигурирует на каком-то настенном плакате. Слегка высунув язык от усердия, паренёк сосредоточенно переливает цветную жидкость из колбы в пробирку, а кругом ехидно ухмыляются его подельники-одногодки. В общем, всё как всегда.

И вот родилась у начальника светлая, остроумная идея. Дело в том, что аспирант мой бывший, недавно защитившийся, имеет ярко-рыжий цвет волос. Сам я – тоже, скорее, тёмно-рыжий, чем шатен. Надо нам, говорит начальник, выстроить вас троих в ряд и сфотографировать, как живое воплощение эволюционной лестницы "школьник – аспирант – профессор". Смонтировать соответствующий агитационный плакат и распространить его по всем городским школам. Рыжие – это будет, мол, наш стандарт, в противовес голливудским киноковбоям "Мальборо" да блондинкам с ногами от зубов.

Ну, похихикали мы немного из вежливости над этой странной шуткой, да было и забыли её сразу же. Ан, нет: начальника-то, оказывается, всерьёз на эту идею "пробило". И вскоре повелел он рыжему мальчишке явиться в определённый день и час в строгом костюмчике, при галстуке на официальную фотосъёмку. Причём важно объяснил ему, зачем она нужна: вот, мол, какая тебе, мальчик, честь оказана. На счастье, то ли мальчишку родители не отпустили, то ли сам он достаточно умным оказался… В общем, не явился он на эту дикую процедуру. И вообще, больше в этот институт – ни ногой. Так и не состоялась съёмка века. А начальник потом долго еще сокрушался, какая богатая PR-идея вхолостую пропала...

Продолжение

Поиск
Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2018
    Конструктор сайтов - uCoz